АРДВИН И АРДВИНЦЫ

Наш опрос

Владеете ли Вы армянским языком?
Всего ответов: 707

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Сайт Кавказ

Rambler's Top100
Яндекс цитирования HTML Hit Tracker

О РЕЛИГИОЗНОСТИ ЖИТЕЛЕЙ АРДВИНА

В конце 19 века в Ардвине побывала экспедиция Московского археологического общества во главе с графиней Уваровой. И первое, что привлекло внимание ученых – это исключительная религиозность местного христианского населения. В отчете экспедиции, прежде всего отмечается, что нигде не замечается такое всеобщее молитвенное настроение, такая необходимость воздать хвалу созидателю, такая потребность принести Ему в жертву часть тех земных благ, которыми Он, Всемогущий, наградил сынов этих гор и ущелий. Молитвенное настроение это выражается теми многочисленными местами молитв и единений, которые вы встречаете здесь. Тут священные рощи, там отдельное дерево, освященное иконой или без оной, где и до сих пор приводят к присяге под тенью известного столетнего дуба, там камень, отдельно стоящий крест… И везде те же приношения, то же молитвенное к ним отношение… Далее в отчете отмечается, поселяне собирались в названных местах молитв «предпочтительно весною, при возрождении природы, или осенью после уборки полей и винограда.
В Ардвине, этом небольшом городке действовало шесть церквей, да еще четыре мусульманских мечети. Из церквей четыре принадлежали армянам-католикам, одна – армянам-григорианам. В 1913 году, накануне первой мировой войны, в Ардвине состоялось еще одно церковное освящение – открытие православного собора для местного военного гарнизона, который, как сообщали газеты, явился «первым православным храмом в завоеванном в 1877 г. русскими пограничном крае». В городе власть фактически принадлежала духовенству, имевшему огромное влияние на население. Священники были главными советниками ардвинцев. Даже народное образование почти всецело находилось в руках церкви.
Католические храмы находились по одному в каждом районе города: в Кордзуле – Сурб–Аствацацина, в Хайпете – Сурб Погос-Петрос, в Колорто – Сурб-Хач и в центре города. Последняя считалась главной, при которой находилось епископство и училище. Звон христианских колоколов в воскресный день производил заметное изменение в городской жизни. Прекращалась всякая торговля, закрывались лавки и мастерские, мужчины и женщины в праздничных нарядах с утра направлялись в свои церкви.
«Что хорошо в Ардвине, - писал один из путешественников, - так это то, что воскресная месса обязательна для всех взрослых и детей».
Право звонить в колокола облагалось особым, хотя и небольшим налогом. Особенно усердно посещали храм Божий женщины всех возрастов, сословий и состояний. У входных дверей всегда бывало очень много туфель. Вопреки «удивительной детали», которой отличались христианские церкви Кавказа, имевшие отдельные входы для мужчин и женщин, прихожане церквей Ардвина и округа в целом все пользовались одним общим входом независимо от пола. Только во время богослужения женщинам отводились отдельное место на храме. Мечтой каждой ардвинки было вырастить сыновей до того возраста, чтобы одеть их в красную рубашку и послать в церковь для богослужения и пения в храме.
Несколько интересных наблюдений о жизни ардвинских блаженных находим у академика Н.Я.Марра. Он писал: «В праведности они постоянно обличали себя, имея корень любви, непоколебимое терпение со смирением и кротостью, пост, огражденный молитвою, чистоту сердца, правдивость языка и безукоризненно полное воздержание во всем. В святой церкви за молитвою не происходило у них беседы друг с другом… Когда они пели псалмы, до окончания аллилуя певчие не дерзали расправить колена за молитвословием… К стене никто кроме старцев не прислонялся…»
По местному обычаю в воскресенье служба в церкви начиналась очень рано. Интересными наблюдениями поделился один из гостей, который в будний день посетил самый большой из местных храмов. Обширный внутренний зал церкви был почти пуст. Благодаря любезности патера гостю было дозволено осмотреть помещение на хорах, предназначаемое для посетительниц женского пола. «На хорах застали несколько молоденьких коленопреклоненных монахинь – армянок с длинными, откинутыми немного назад белыми покрывалами на головах, красивыми складками нисподавшими до самого пола. При появлении постороннего человека юные дочери Евы не опустили скромно глаза в землю, не убежали, как бежит стадо пугливых газелей, заметив приближение охотника, не продолжали своей горячей молитвы, не обращая никакого внимание на постороннего, как можно было ожидать этого от скромных служителей церкви; нет, они не сделали ничего из этого, а их прелестные черные глаза, полные неги и страсти, с любопытством устремились на нас и приятная улыбка появилась на их красивых личиках. Всех монашек было восемь и все они без исключения, были хороши. Это до некоторой степени подтверждало ту славу, которой пользуется Ардвин, как место, где живут самые красивые женщины Закавказья. Поднявшийся следом на хор патер строго взглянул на духовных, лукавых дочерей своих и сказал им что-то по-армянски. Они быстро накинули свои покрывало на лица и, поднявшись, стали опускаться по лестнице вниз беспрестанно оборачиваясь… Строгий патер, лишивший нас возможности любоваться обворожительными монашками, как бы в вознаграждение, сообщил нам (мы объяснялись только по-французски) много интересного о положении церквей а Ардвине и вокруг».
Все ардвинские армяне принадлежат к христианской религии, исповедуя григорианство или католичество. Последние до 1885 года имели свое собственное епископства, учрежденное в 1850 году, в ведении которого находились также паствы Ардагана, Олты, Батума, армянских селений Шавшета и пр. Епископ этот, находясь в Ардвине, подчинялся патриарху в Константинополе, который после смерти киликийского патриарха соединил в своих руках власть над всеми армяно-католиками Турецкой империи. Первым епископом стал Тимотес Астарджян, его сменил Антон Алледжян, третьим и последним был Овви Закарян. Ардвинский католический епископ получал 500 рублей содержания в год. За служение обедни ему полагалось еще 5 рублей.
Дальше католические приходы Ардвина и его округа стали подчиняться Тираспольской католической епархии в Саратове. «Латинское епископское начальство Саратова, - отмечала газета «Мшак»(1886, №56), - никак не может удовлетворить армянских католиков Кавказа».
Каждого, кто бывал в Ардвине, удивляло то, что в этом небольшом городке общество было раздроблено, прежде всего по религиозному признаку. Между двумя церквами - армяно-григорянами и армяно-католиками существовал какой-то антогонизм, проявление которого весьма сильно тревожило народ. Рознь между обеими вероисповеданиями росла, поддерживаемая главным образом нетерпимостью армяно-католического духовенства. В одно время оно настолько обострилось, что духовенство под страхом смертного греха и отказа в причащении запрещало своей пастве посещать григорианские храмы, считая их еретическими. Католики и григориане враждовали так ревниво, что девочек не выдавали замуж друг другу… Кто нарушал этот запрет наказывался тем, что обязан был 17 раз молиться, чтобы искупить грех. В религиозных вопросах строгости были большие. Возникали споры и теоретического характера. Армянин–католик обвинял армянина–григорианина в том, будто именно григориане первыми отделились от католиков и утверждал, что прежде все армяне исповедовали одну католическую веру. Почтенный оппонент, однако забыл или не знал, что григорианская церковь существует с IV века, то есть с первых дней введения христианства в Армении и является одной из самых древних церквей мира. А католичество начало распространяться среди армян только с 13 века в силу политических обстоятельств. Рассчитывали на то, что римский папа оградит армян-католиков от преследований персов и турок. Но надежды эти не оправдались.
Впрочем рознь поддерживалась и питалась лишь фанатизмом духовенства, за которым, по обыкновению, непросвещенный народ следовал слепо; что касается интеллигенции, то она была далеко от описанной распри и считало ее не только пустой, но и вредной для национального единства. Собственно, да и не было для розни никаких оснований, тем более, что в католических храмах богослужение совершалось на армянском языке и оно почти полностью схоже c обрядами григорианского календаря, за исключением рождества. Григориане рождество и крещение отмечают 6 января, а армяне-католики в этот день празднуют только крещение (как и римские католики и православная церковь), а рождество отмечают 25 декабря. Сретение Господне, Благовещение, Заговенье на рождественский пост отмечается с разницей всего в несколько дней. Все остальные религиозные праздники и посты у армян-григориан и армян-католиков полностью совпадают.
Церкви, как армяно-григорианская, так и армяно-католическая, по внутреннему виду почти ничем не отличаются друг от друга, разве только в том разница, что армяно-католики имеют право сидеть на скамейках во время богослужения, а у армян-григориан этим правом пользуются только женщины. Полы той и другой церкви одинаково покрыты коврами, паласами, циновками и даже подушками, чтобы молящиеся не затруднялись класть земные поклоны.
Единственное, что составляет особенность армян-католиков – это то, что они, продолжая быть во всем григорианами, признают только главенство римского папы. Григореане же признают только собственного экзарха, пребывающего в Эчмиадзине. Да еще разница в том, что армяно-католическое духовенство не бреет бороды.
В быту же, в повседневной жизни ардвинцы делились по очень простому признаку. Григорианская церковь находилась рядом с главной католической церковью и была несколько меньшего размера. Поэтому, по обыкновению католиков называли «мец ямиц» (с большой церкви), григориан – «пстик ямиц» (с малой церкви). Это простое и невинное определение было особенно в кругу семьи.
Уже перед первой мировой войной ардвинец, кажется начинал понимать, что единокровные братья разной веры – григорианской и католической обязаны действовать сообща ради общих интересов народа. Однако во имя истины должны заметить, что католичество, во всяком случае в Ардвине, пустило глубокие корни, и католические священники имели громадное влияние на умы населения, вели дела чрезвычайно тонко, и в таком маленьком уголке, как Ардвин, за короткое время успели учредить столько школ и построить столько церквей, о которых другие могли только мечтать. При каждой католической церкви имелась школа, а при главной была и главная школа. К тому же у католиков вардапеты, преподававшие в школах, оказывались с высшим образованием, полученным в Италии.
Что касается григориан, то в культурном строительстве они несколько отставали, одной из причин к тому было то, что они находились вдали от своего духовного центра – Эчмиадзина и не получали нужной помощи. В середине 19 века ардвинская григорианская церковь находилась в подчинение духовного начала Карина (Эрзрума), отстоявшем на расстоянии 10-дневного пути. Связи почти не было. Потом Ардвин был передан духовному управлению Понтоса, но от этого лучше не стало. Под конец Эчмиадзинский синод передал Ардвин Карскому управлению, которое и помогло несколько улучшить постановку школьного дела.
Церковные здания Ардвина, хотя и не очень выделялись своей архитектурой, но были вполне благоустроенны. При главном храме возвышалась великолепная колокольня. В ризницах хранились интересные древние реликвии, рукописные евангелия, иконы, документы.
В Кордзуле, где старинная церковь была заменена новой, у священника Тер Осепа Тер-Антоняна хранились «два евангелия, писанные на церковно-армянском языке». Одно из них датируется примерно 1450 годом и написано священником Григором, при архиепископе Нерсесе в городе Эчмиадзине, другое написано в 1736 году священником Багдасаром, при Апране архиепископе Эчмиадзинском.
Вместе с рукописями была обнаружена древняя икона Божий Матери со славянской надписью. Она оказалось из Казани. Известно, что еще с 13 века в Руси, в т.ч. и в Казани существовали армянские колонии со своим бытом, культурой. И когда Иван Грозный в 1552 г. взял Казань, он стал пользоваться услугами дружественно расположенных к русским местных армян.
Под присмотром ардвинского священника Игната Тер-Игнатоса хранилось евангелие, писанное на древнем церковно-грузинском языке. По свидетельству академика Н.Я.Марра, ознакомившегося с этим евангелием, в нем содержится интереснейший материал «В смысле переживания армянских имен».
Несмотря на то, что в Ардвине турок было мало и обитали они на окраинах города, тем не менее они владели довольно широкой сетью духовных учреждений с многочисленным при них недвижных имуществом. Турецкое правительство щедро одаривало мусульманское духовенство землями, садами и строениями, торговыми предприятиями за счет христиан, даже насильно отбирало их церкви, превращая в мечети.
В Ардвине было четыре мусульманских молитвенных храма. Они делились на большие малые. Большие назывались «джами» и соответствовали христианским соборным церквям, малые назывались «меджид» и соответствовали приходским церквям. От названия последних («меджид») и произошло общее европейское название «мечеть». Значительным по размерам был расположенный в центре города большой джами с девятью куполами. Другие находились в предместьях Ардвина – Кордзуле и Мезре. Последняя мечеть устроена в старинной армянской церкви.
Мечети, как правило, представляли продолговатый помещения, ориентированные на восток, на Мекку. При каждой высились минареты (высокие башни круглого сечения). С высоты минарета пять раз в сутки раздавался голос муэдзина, призывавшего мусульман к молитве. Пение муэдзина вызывало среди нас, армян законную грусть. В самом деле, как можно было не грустить, если сознаешь, что вот пришел откуда-то из далекой Средней Азии чужестранец турок, захватил твою родину и стал хозяйничать на ней, как у себя дома?!

Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск

Календарь

«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Друзья сайта

  • Газета армян России "Еркрамас"
  • Магазин этнических товаров "ЭтноШоп"
  • Весовое оборудование
  • Армянские продукты оптом в Москве
  • Продукты из Армении оптом в Москве